Кто, если не мы! Продолжение

Опубликовано 17 February, 2009 | admin

Сбытчиков надо брать по разным адресам и одновременно, чтобы они не успели друг друга предупредить.
Лишь к двенадцати ночи стали известны адреса, по которым надо ехать на задержание. Как в песне: «Ленинградское время: ноль часов, ноль минут». Только полночь в Москве, и значит это одно — в квартиру после 23.00 до бропорядочные и недобропорядочные граждане могут никого не пускать.
Но приказ отдали, а дальше действуй, как хочешь, но в квартиру проникни.
По адресу ехали два молодых оперативника из отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и собровцы.
— Ну и как мы будем входить? — спросил собровец. — Перепугаем всех.
— Посмотрим, — неуверенно ответил один из оперативников. — Как-нибудь. Может, откроют?
— Да кто ж нас в половине первого ночи пустит?! Останови. — Собровец тронул за плечо водителя.
Он заметил девушку, стоявшую у метро. Она курила и, увидев выскочивших из машины собровцев в форме с автоматами, даже отпрянула.
— Девушка, можно с вами поговорить? — подступился к ней старший группы. — Да вы не волнуйтесь, все в порядке. Помогите нам, пожалуйста.
Они уговаривали ее, пустив в ход все свое обаяние. Анекдот рассказали, «за жизнь» поговорили. Девушка оказалась не меньшей авантюристкой, чем собровцы.
— А, была не была! — кивнула она. — Поехали!
К двери подозреваемого вел полутораметровый коридорчик, а за углом притаились собровцы. Девушка позвонила в квартиру. В любой момент собровец мог протянуть руку и отдернуть девушку в сторону.
Дверь открыла хозяйка. Девушка сразу отпрянула в сторону, как ее научили, а перед изумленной хозяйкой возник собровец в камуфляже и маске. Он оттеснил ее в квартиру.
Квартира большая, объединенная с соседней. Комнат много. Один собровец метнулся в одну дверь, второй — в другую.
«Афганца», которого искали, собровец выдернул из туалета.
Спецназовцам нередко приходится внедряться в банды в роли покупателя оружия или наркотиков.
Собровец со своим напарником и двумя продавцами ехал в лес пристреливать оружие. По пути рассказывал
анекдот, а в голове крутилось: «Это тебе не театр. Тут в случае провала не помидорами забросают, а пулю всадят. И наши на помощь не успеют. А у нас с собой оружия нет».
Снег и низкое солнце за обнаженными ветками деревьев. Три машины затаились неподалеку на заснеженной проселочной дороге — машины поддержки. Собровец взял у продавца ПМ, с вытянутой руки дважды выстрелил. Классическая стойка, упражнение номер один. Сколько раз он отрабатывал упражнение в тире и здесь встал в эту стойку автоматически.
На морозном воздухе выстрелы звучали особенно нервно и звонко. С деревьев осыпалась снежная пыль.
— Хорошие пистолеты, — кивнул он. — Давайте, что там у вас еще?



Бандиты тихонько переговаривались в стороне и только подавали следующие образцы для проверки.
Очередь дошла до пистолетов-автоматов типа «Узи». Тут же у одного из них заклинило затвор.
— Вот черт. — Собровец подергал затвор, он не поддавался. — Ваха, этот никуда не годится, — отдал он оружие.
— Сейчас, сейчас. Я быстро. Заменю.
Ваха, проваливаясь в сугробы, побежал к машине, которую оставил на дороге. У него здесь неподалеку была дача. Другой остался и приглядывал за «покупателями». При нем и двумя словами не перекинешься.
Продавец вернулся быстро. Выскочил из-за деревьев. До него было метров семьдесят. Он бежал, держа автомат наперевес, готовый к стрельбе. Выглядел он чересчур решительным.
«Где я мог проколоться? — лихорадочно соображал собровец. — Куда бежать? За что прятаться? Наши не успеют».
За эти мгновения, за эти семьдесят метров, которые Ваха бежал, собровец успел вспомнить в мельчайших деталях всю операцию от начала до конца.
«Где прокололся? Кроме отработанной стойки при стрельбе, не было никаких зацепок, — назойливо звучала мысль. — Преступники эту позицию обычно не используют, а стреляют с двух рук. Так удобнее, есть упор. Значит, преступник, возможно, или бывший милиционер, или знаком со спецификой обучения».
Мышцы ног напряглись до предела. «Сейчас, сейчас, как только выстрелит, сразу прыгну в сторону. Но надо выждать. Вдруг...»
— Вот, — тяжело дыша, Ваха подошел и протянул оружие. — Я заменил. Отстреляй теперь.
Собровец хладнокровно стрелял, как будто и не было этих нескольких сумасшедших секунд, когда казалось, что конец всему. Здесь не театр, и дрожащие от нервного напряжения руки могут стоить жизни.
Напарник показал деньги.
— Поехали ко мне, — сказал Ваха. — Там получите всю партию оружия и обмоем сделку.
Собровцы по оперативной информации знали, что в банде состояло еще около десяти человек. К счастью, они находились на другой даче в соседнем поселке. Эти сведения собровцы получили еще до начала мероприятия в лесу. В информации прошли даже такие подробности, как сауна, шашлыки, водка, которые были на той, второй, даче. Основная часть банды ждала там продавцов с деньгами и заранее начала отмечать.
Собровцы сидели за столом с продавцами и незаметно поглядывали на часы. Водка и полный стол закусок. Ничего в горло не лезло, слишком напряжены были нервы. Но собровцы ели.
Ваха и его приятель налегли на водку. Быстро стали хмелеть, а спецназовцы им все подливали.
Дело шло к финишу. Все выпито и съедено. Сейчас рассчитаются и получат товар. Надо задерживать, а никаких сигналов, что группа захвата на месте. Операцию должен был осуществлять один из областных СОБРов.
Партия оружия нешуточная — шесть единиц только нового стрелкового оружия, несколько сот боеприпасов, более тридцати гранат. Даже новенькая СВД.
Собровец ткнул напарника под столом и незаметно для продавцов кивнул. И спецназовцы одновременно бросились на преступников. Опрокинули стол. Собровец подмял Ваху и закручивал ему руки за спину. Ваха, хоть и выпивший, сопротивлялся отчаянно и ударил его затылком в подбородок.
Оба преступника лежали скрученные на полу, и вдруг раздался какой-то шум. Собровец вышел на крыльцо. Мимо забора пронеслись люди в масках к соседнему дому. В темноте раздались крики:
— Всем лежать, руки за голову! Вдребезги разлетелось стекло.
— Они дом перепутали, — дошло до собровца. — Эй, ребята, мы здесь! — крикнул он.
В 1993 году, во время октябрьских событий, ОМОН охранял здание ИТАР-ТАСС.
Посменно, днями и ночами, омоновцы несли там службу, уезжая в отряд на несколько часов отдохнуть.
У здания ИТАР-ТАСС свистели пули. Омоновцы охраняли здание по периметру. Днем занимали позиции у окон, а ночью выходили на улицу. Спрятаться там особо негде. А из проезжавших мимо машин несколько раз милиционеров обстреляли. Стреляли и с крыш домов напротив, через улицу. Вот и приходилось слушать омерзительный посвист пуль над головой. Но милиционеры предотвратили минирование или захват здания бесчинствовавшими в те дни бандитами и вооруженными боевиками.
Омоновцы патрулировали Клязьменское водохранилище с командиром моторизированного взвода Юрием Капрановым. С утра было душно. Вот-вот могли начаться ливень и гроза. Вода налилась свинцом, ходила ртутными волнами и раскачивала катер. Только держись. Начался проливной дождь. Ветер гонял волну. С берега несло тучи пыли, листья, мусор. Ничего вокруг не видно. Донесся треск. Похоже, упало несколько деревьев.
Это был жуткий ураган. С бешеной силой он длился всего несколько минут. Потом начал медленно стихать, а дождь не прекращался. В прояснившемся воздухе стало видно, что по берегу повалены деревья, большие сучья плывут по воде. А впереди, неподалеку от моста, на мель сел пассажирский теплоход и плавает перевернутая кверху килем яхта. Видно, эти два судна оказались в эпицентре урагана.

Комментарии

Нет комментариев. Вы можете быть первым!

Оставить комментарий