Эх, дороги, пыль да фугасы... Окончание

Опубликовано 15 February, 2009 | admin

Но два дня саперы еще оставались в расположении своей части. Крот наблюдал, как контуженный танком Паша бродил около его палатки с магнитофоном, включенным на полную мощность. Воинственный Паша неделю ничего не слышал.
Военных бортов, как нарочно, не было. Пришлось договариваться с гражданским Як-42. «В Москву, в Москву...» Домой. Оружие саперы сдали командиру экипажа и устроились в хвосте самолета на маленьких откидных сидушках.
Крот осматривался. В салоне и военные, и гражданские вперемежку. Но на раненых поглядывали с любопытством. Стюардесса подошла, склонилась, окутав бойцов облачком духов.
— Мальчики, кушать будете?
— Да, будем, — оживился Крот.
— А выпить хотите?
«Мысли, что ли, читает?» — подумал Крот.
— Да, хотим.
Боец жалобно глянул на своего командира.
— И он хочет, — смягчился Крот.

Эх, дороги, пыль да фугасы... Продолжение

Опубликовано 15 February, 2009 | admin

Поднялись на знакомую площадку. Как и предрекал Крот, ловушка захлопнулась, начался обстрел. Технику подбили. Горело, свистело, громыхало, рвалось. Нет такого человека, который ничего не боится. Сперва страшно, страшно, потом наступает состояние, когда плюешь на все: «Ну, все к черту! Будь что будет!» И с головой бросаешься в бой, как в омут. Затягивает, перемалывает тебя — не поймешь, на земле ты или на небе.
Один из бойцов Крота — здоровый парень Паша, бывший спецназовец, которого выставили из отряда за неуставщину, во время боя пристроился около танка и стрелял из автомата. Вдруг танк дал залп. Земля вздрогнула, а Пашу контузило. Он вскочил во весь рост, подбежал к люку танка и давай ногами стучать и орать танкисту:
— Ты, козел, давай вылезай! Я тебе сейчас морду бить буду!
Танкист благоразумно остался внутри.
Снова поступил приказ к отходу с Безымянной, и контуженный Паша, не долго думая, схватил за шкирку полковника, который увлекся переговорами по рации, и кинул в БТР. Следом запихнул радиста вместе с рацией. Нужно было спешить.
Крот наблюдал за всем этим со стороны, но даже не улыбнулся. В любой момент их всех могли убить...
Чтобы добраться до БТР и под прикрытием его брони отходить, пришлось ползти по той самой колее, которую героическая имээрка выкопала несколько дней назад.

Эх, дороги, пыль да фугасы... Продолжение

Опубликовано 15 February, 2009 | admin

А ИМР горит факелом, а в машине механик. То ли не почувствовал взрыва, то ли... Однако имээрка продолжала рыть дальше.
Крот кричит, чтобы механик выбирался. А головы не поднять и с места не сдвинуться. Бой гремит. Боевики захлопнули кольцо, и начался шквальный огонь по тем, кто успел подняться на высоту.
Крот все кричал, пытаясь привлечь внимание механика, но вдруг в машину снова попал снаряд. У Крота перед глазами стояло лицо механика, рядового — дембеля. Он возил с собой в имээрке парадную форму, фотографии, военный билет, деньги, выданные на дорогу домой. Это была его крайняя операция... последняя. «Ну, все, — подумал Крот. — Погиб боец».
— У меня «двухсотый», механик-водитель, — сдавленным голосом сообщил он по рации.
Бой разгорался. Крот сгруппировал всех своих бойцов в небольшой канаве, неподалеку от горящей ИМР. Вдруг боец подползает, дергает Крота за рукав:
— Товарищ старший лейтенант. Там же на имээрке у нас тротил. Сейчас ка-ак...
Двадцать пять килограммов тротила, ракеты, средства взрывания... На удивление взорвалось лишь несколько сигнальных ракет и только. Взорвись тротил, машину разметало бы и осколками посекло многих.
Аккуратненько группа Крота отошла подальше. А минут через пятнадцать из имээрки выполз бледный механик. Крот сразу по рации счастливо:
— «Двухсотый» ожил!

Эх, дороги, пыль да фугасы...

Опубликовано 15 February, 2009 | admin

Ничто в жизни так не воодушевляет, как то, что в тебя стреляли и промахнулись.
Черчилль


Сапер ошибается один раз... Но подрывается чаще, чем думают многие.
Идти им впереди всех, и все шишки приходятся на их головы. Особенно в первую чеченскую войну. Бывало так — едут на БТР, наезжают на мину: «Бах!» Взрывной волной саперов швыряет на землю. Они поднимают себя усилием воли, отряхиваются от пыли и движутся дальше. Это их работа.
В апреле 1995 года Крота и его группу разведки-разминирования из четырех бойцов из саперного баталь
она отдельной дивизии оперативного назначения прикомандировали к отряду «Витязь».
Крот — этот позывной приклеился ко многим саперам еще с Афгана. Так и старлея саперного батальона звали Крот.
В январе в Грозном штурмовали завод. Высоченный бетонный забор, который если и перелезешь, то словишь пулю. «Духи» только этого и ждут, секут из автоматов очередями по краю так, что только пыль оседает на камуфляжи тех, кто затаился под забором. Рикошеты со всех сторон. Справа и слева к заводу рвались штурмовые группы, и в одной из них Крот.
| 1 | 2 | 3 | 4 | Вперед »